Крымск. Пятница, 13-е (продолжение)

Начало здесь

В машине у нас – постельное белье, всякие кометы с фэри, немного посуды, детское мыло и так, кое-что по мелочи.

Хорошо в краю родном…

Двигаемся в центр города. Заезжаем с улицы Синёва на улицу Адагумскую. Примерно на середине пути начинаем ощущать специфический запах.

Здесь, в городе, работники ГИБДД стоят на перекрестках в респираторах, часть народа движется по своим делам в самых обычных марлевых масках. И действительно, если долго находиться на улице, дышать этим воздухом становится не столько тяжело, сколько неприятно.

На Адагумской (в районе стадиона) заезжаем в дом, который снимал мой двоюродный брат. По всей улице видны волонтеры в чистеньких белых футболках, которые заходят в каждый двор, что-то записывают в блокнотики.

Во дворах домов – люди в резиновых сапогах и респираторах убирают грязь, выносят остатки мебели, в одночасье превратившиеся в хлам. Там, где есть возможность, тяжелая техника грузит собранный мусор в «Камазы».

«ДОМ-2» отдыхает!

Заходим в дом. Точнее в то, что когда-то было домом.

Крыша и стены – есть. А вот внутри…

На полу по щиколотку жижа из ила, грязи, того, что когда-то было детскими игрушками, какого-то бытового мусора.

Есть вода, но отключен газ и электричество.

Со стен свисают обои, а, если прикасаешься к стене, тут же на пол вываливаются куски штукатурки, обнажая кладку. Ладно, этот дом не саманный. Возможно, у него есть шансы простоять еще какое-то время, но вот жить в нем сейчас – просто невозможно.

Приходила комиссия, мерила рулеткой уровень воды. 2 м 20 см, начиная от порога. А есть еще и фундамент, высотой приблизительно метр.

Само собой, всё, что было внутри, пришло в полную негодность, начиная от всё тех же детских игрушек, одежды и до бытовой техники.

Сколько будет дом сохнуть – одному Богу известно. Также никто не знает, что будет, когда снова дадут электричество. Не закоротит ли где-нибудь в стенах проводку, не убьет ли хозяев током, когда они захотят вечерком посмотреть телевизор (который, кстати, тоже утонул).

При всех этих раскладах вердикт комиссии таков: ДОМ ЧАСТИЧНО ПРИГОДЕН К ПРОЖИВАНИЮ.

Мне представляется, было бы очень справедливым людей, выносящих подобные определения, поселить в такие дома на две-четыре недели, поставить в комнатах и по периметру телекамеры и транслировать на всю страну, насколько комфортно им будет в жилье «частично пригодном к проживанию». Да, каждого чиновника при этом нужно обязать не одного отправляться в подобную «командировку», а прихватить всю семью — от сварливой тещи до лысого породистого кота.  Программа Ксении Собчак сразу же потеряет в рейтинге, если в прямом эфире появится конкурирующее шоу.

Жаль, никто и никогда ничего подобного не сделает. А вот реальным людям предстоит либо ждать, когда высохнут дома (никто не знает, как быстро это произойдет), либо надеяться на чудо (а на самом деле исключительно на себя!) и решать проблему обретения жилья где-нибудь подальше от воды.

Власти «осчастливят» подтопленцев, дав им аж целых 150 тысяч рублей, как пострадавшим от наводнения. При этом половину дают местные, половину федеральные.

Сколько бумажек нужно будет собрать, чтобы эти деньги оказались в руках – знают те, кто занимается этим вопросом, но проблема-то не в этом.

Неужели кто-то всерьез думает, что за 150 тысяч люди, в одну ночь потерявшие всё, смогут что-то себе построить и обеспечить хотя бы минимальный быт?

Со слов очевидцев:

«Сейчас за каждый район Крымска отвечает администрация того или иного района Краснодарского края. За наш участок отвечает администрация Армавира. Я ходил, разговаривал с их главой. Классный мужик!

Только он сказал вот какую штуку: на самом деле, государство вообще никакой помощи вам оказывать не обязано. Все ваши дома, имущество должно было быть застраховано. Страховые компании должны были бы возмещать ущерб».

Возможно, этот «классный мужик» прав и так действительно должно быть. Возможно, когда-нибудь так и будет, тем более, что господин Медведев уже озвучивал мысль, что нужно принять закон об обязательном страховании жилья и имущества.

Правда, в наших реалиях всё это может превратиться в очередную возможность обогащения отдельно взятых страховщиков и близко стоящих к этому процессу чиновников. И, случись что-либо подобное в очередной раз, где-нибудь в другом месте, сколько кругов ада нужно будет пройти добросовестному страхователю, чтобы получить возмещение ущерба. Тот, кто хоть раз пытался получить деньги по ОСАГО, поймет, о чем идет речь.

Собака — друг человека

У меня есть еще один адрес, где живет девушка с малышом 2,5 лет.  Едем туда. Все по той же улице Адагумской, но почти в начале, в районе консервного комбината.

На одной из развилок стоит представитель ГИБДД, дорога перегорожена его машиной. Называем адрес. У рыцаря свистка и жезла нет обычной флибустьерской наглости, наоборот, он очень вежливо объясняет, что здесь мы сейчас проехать не можем, но рассказывает, как нам лучше всего добраться.

Везде на близлежащих улицах работают экскаваторы, у ворот каждого дома горы хлама, из окна машины видно, что вместо некоторых домов на земле лежат только крыше. Все остальное внутри.

Еду и думаю: как хорошо, если живших в этих домах людям всё-таки удалось выбраться!

Двоюродный брат рассказывает (и показывает из окна), сколько людей погибло в этом доме, сколько в том, сколько где-то еще. Звучит всё это так обыденно, что в какой-то момент ловлю себя на мысли, что, словно слушаю по радио слова неизвестного диктора, а не рассказ человека, который находился практически в эпицентре событий этой страшной ночи. Мозг обычного человека отказывается воспринимать информацию. Поэтому сколько бы тебе ни объясняли, ни расписывали в красках, что и как было, ты вряд ли сможешь в полной мере ощутить весь ужас тех, кто пережил эту ночь там, где в Крымске бешеным потоком неслась вода, срывая с бетонных опор трансформаторы и переворачивая автомобили.

Приезжаем в адрес. Слева стоит особнячок о трех этажах, справа еще один домик, сделанный «по-богатому», посередине – скромные зеленые ворота. Невооруженным глазом видно, что, мягко говоря, проживают здесь вовсе не олигархи. И у них не было никакой возможности подняться на этаж-два выше, чтобы пересидеть и переждать стихию.

Из всего оставшегося «имущества» — большая собака. Сначала рычит и лает, но когда выгружаю незатейливую помощь, ощущаю, кто-то тычется в бок. Оборачиваюсь – зверюга.

- А как собака спаслась?

- Да как человек на заборе висела, лапами держалась за штакетник, чтобы течением не унесло, — отвечают хозяева.

Еще часть груза надо передать в другие конкретные руки – парню Александру, который везет его в Нижнебаканку. Так что прощаемся и едем дальше.

«У минэ семья большой!»

В этом районе есть дом, который все местные называют просто – Девятиэтажка

Крымск. Раздача гуманитарной помощи. Сзади - Девятиэтажка

Со слов очевидцев:

«Прикинь, ну вот в Девятиэтажке затопило ведь только первый этаж, а как стали раздавать гуманитарную помощь, так они все тут нарисовались. С первого этажа по девятый.

Или вон тоже подошел к пункту раздачи, тащит оттуда упаковку полотенец. Говорю:

- Дай парочку, зачем тебе упаковка?

- Э, слюшай! У минэ семья большой!

И побежала, сука, дальше. А вообще они и машины свои этой гуманитаркой под завязку набивали, сволочи!»

Кто такие эти «они» — комментировать не буду. Уж тем более не рискну обозначать их национальную принадлежность.

Те, кто живет на Кубани, наверняка видели женщин характерной внешности и неопределенного возраста, использующих очень узнаваемый дресс код. Насколько я понимаю, речь в данном случае о них.

Но если человек ведет себя, как последняя сволочь, это вряд ли можно объяснить принадлежностью к тому или иному этносу. Дело тут не в национальности. В чем-то совершенно другом.

Я всё-таки верю в то, что хороших людей на свете больше. Хотя, увы, давно не верю в то, что добро всегда побеждает или справедливость всегда торжествует.

Ум, честь и совесть…

Помните, был такой лозунг у «нашего рулевого», у КПСС? А многие ли помнят о том, что господин губернатор Кубани тоже в свое время был пламенным сторонником коммунистической идеи и верным соратником старших товарищей?

Потом конъюнктура изменилась, пришлось срочно перестраиваться, менять свои взгляды. В очередной раз стал он пламенном сторонником другой, но очень известной партии, с родственником Винни-Пуха на знамени.

Возможно, в политике по-другому и нельзя, а все эти перестроения делались человеком вовремя и от наличия большого ума. Вряд ли можно удержаться в большом и мягком кресле, не обладая незаурядными умственными способностями. Да еще тогда, когда всё вокруг меняется, и так быстро, что и не поймешь, кому же завтра крест целовать придется, на верность присягая.

Впрочем, с отключенными честью и совестью делать это проще пареной репы.

И надо же, брожу сегодня по просторам Паутины, натыкаюсь на сообщение об отставке губернатора.

Через какое-то время выясняется, что текст – всего лишь кем-то запущенная утка.

Есть и объяснение, почему отставки не будет.

Но нигде, увы, нет прямой речи Самого.

По чесноку, надо было бы ему действительно выйти куда-нибудь на площадь, повиниться перед народом и тихо-тихо уехать в свои Выселки капусту или курей выращивать.

Нормально ли, когда губернатор пятнадцать лет не знает, что творится у него в Выселках?

Нормально ли, когда губернатор в глаза заявляет людям, что не обязан предупреждать всех и каждого о стихийном бедствии?

Нормально ли, что в сегодняшнем репортаже о визите в Крымск президента губернатор только беспомощно пожимает плечами, когда ему задают вопрос, почему не все люди могут получить прививки?

В цивилизованной стране Троскана слили даже за недоказанную интрижку с горничной, а у нас???

Ответы вы и сами знаете.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus

Оставить комментарий

Подписка

Понравился блог? Подпишитесь на обновления!

Подпишитесь на RSS Присоединяйтесь ко мне в Twitter`е

Ваш email адрес:

Мои друзья
Слова, слова